Граф И.И. Воронцов-Дашков

 

Граф И.И. Воронцов-Дашков

Граф И.И. Воронцов-Дашков

Ты славный путь свершил в течение полвека,
Твоих заслуг не перечесть,
И в каждом ближнем видя человека,
Ты презирал лишь ложь и лесть.
Всегда, как рыцарь, был великодушен,
И за коварство злобой не платил.
Велению души своей прямой послушен
Ты только побеждал и… победил.
(из посвящения «Орел Кавказа»)

 

Граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837-1916) — русский государственный и военный деятель из рода Воронцовых-Дашковых: министр императорского двора и уделов (1881-1897), председатель Красного Креста (1904-1905), наместник на Кавказе (1905-1916), наказной атаман Кавказских казачьих войск, крупный землевладелец и предприниматель.

Граф И.И. Воронцов-ДашковГраф И.И. Воронцов-Дашков

Происходил из старинного рода Воронцовых, одна из ветвей которых с 1807 унаследовала фамилию Дашковых, поскольку этот знаменитый род, находящийся с Воронцовыми в родстве, пресекся. Отец был членом Государственного Совета, вице-президентом капитула императорских и царских орденов. Мать Александра Кирилловна, урожденная Нарышкина, также происходила из знатного рода, связанного с правящей династией. Она в юности встречалась с Пушкиным, стихи ей посвящали Лермонтов и Некрасов. Семья Воронцовых-Дашковых была одной из богатейших в России. Но главной особенностью для всех Воронцовых была служба верой и правдой России и ее монархам. Илларион Иванович не составлял исключения. Получив прекрасное домашнее образование, в 1855 он поступил в Московский университет, но шедшая тогда Крымская война вызвала у него естественный поступок — Воронцов-Дашков поступил на военную службу, проучившись лишь несколько месяцев. Правда, война скоро закончилась. Тем не менее он остался в армии. В 1858 в звании корнета отправился на Кавказ и принял активное участие в завершающих операциях Кавказской войны, закончившейся пленением Шамиля. За храбрость в боях был произведен в ротмистры, получил свои первые ордена и золотую саблю.

Отличившегося офицера перевели в адъютанты Цесаревича Александра Александровича, будущего Александра III. Так началось тесное сотрудничество Воронцова-Дашкова со своим будущим монархом. Впрочем, помимо адъютантских обязанностей Воронцов-Дашков оставался на военной службе и не забывал об этом. В 1865 он был командирован в Туркестан с инспекционными целями. Однако быстро и аккуратно выполнив инспекторские обязанности, Воронцов-Дашков принял участие в боевых действиях. Он отличился в бою под Мурзарабатом, командуя штурмовой колонной, взял крепости Ура-Тюбе и Джизак. За победы над войсками среднеазиатских ханств Воронцов-Дашков был награжден многими орденами, произведен в генерал-майоры и стал помощником губернатора Туркестана. На этом посту Воронцов-Дашков продемонстрировал качества прекрасного администратора и хозяйственника. Год спустя он возвратился в Петербург командиром лейб-гвардии Гусарского полка с зачислением в Свиту Его Императорского Величества. Продолжая службу, Воронцов-Дашков стал начальником штаба Гвардейского корпуса, командиром которого был Цесаревич Александр Александрович. Во время русско-турецкой войны 1877-78 Воронцов-Дашков командовал кавалерией Рущукского отряда (группировки войск, начальником которой был Цесаревич). Отличившись в ряде боев, вскоре заболел под Плевной и уехал лечиться. Болезнь оказалась тяжелой, и несколько лет Воронцов-Дашков провел в своем имении, числясь в отпуске.

Цареубийство 1 марта 1881 изменило положение Воронцова-Дашкова. Новый Император Александр III, для которого Воронцов-Дашков был не только подданным, но и личным другом, назначил его начальником своей охраны. Воронцов-Дашков не только охранял персону Государя, но и внес вклад в разгром терроризма. Вместе со своим давним кавказским товарищем Р. А. Фадеевым стоял у истоков «Священной Дружины». Воронцов-Дашков возглавлял ее, имея конспиративный псевдоним «Нaбольший». Правда, главную роль в разгроме народовольчества сыграло охранное отделение департамента полиции, но сам факт создания Дружины свидетельствовал о том, что Воронцов-Дашков и его единомышленники были готовы к борьбе с крамолой использовать все методы. После победы над народовольцами, в авг. 1882 Воронцов-Дашков был назначен министром двора и уделов. Воронцов-Дашков ушел в отставку в 1896 после Ходынской катастрофы. Собственно, прямой вины Воронцова-Дашкова и его ведомства в катастрофе не было, но он предпочел по долгу верноподданного взять всю вину на себя. После отставки оставался членом Государственного Совета, но в основном вел жизнь частного лица. Впрочем, Воронцов-Дашков активно занимался благотворительностью, щедро расходуя на это свое состояние.

Когда разразилась революция 1905, вновь оказался в строю. Уже в феврале 1905 он был назначен Наместником Кавказа (должность, вновь восстановленная специально для него). На Кавказе революция приняла особо крайние формы, к тому же, как и всегда, при малейшем ослаблении русской власти на Кавказе началась всеобщая резня. В этих условиях 68-летний наместник оказался на высоте положения. Он железной рукой пресек беспорядки, но при этом провел ряд реформ, умиротворивших край. В частности, он отменил секвестр на собственность армяно-григорианской церкви, ликвидировал все остатки крепостнической зависимости (временнообязанное состояние, долговую зависимость и пр.), уволил коррумпированных и неблагонадежных чиновников. В наместничество Воронцова-Дашкова на Кавказе шло широкое железнодорожное строительство. Баку, Тифлис и Батум быстро превращались из восточных грязных трущобных городов в благоустроенные города со всеми атрибутами цивилизации. Командуя войсками Кавказского округа, старый генерал подготовил и личный состав, и инфраструктуру к вероятной войне. О том, насколько эффективно он подготовил войска округа, показали кампании 1914-17 на Кавказском фронте, на котором русские войска одерживали непрерывные победы. Следует заметить, что Воронцов-Дашков добился умиротворения Кавказа, а затем обеспечил ему экономическое процветание не только административными мерами, но и сумел повлиять на кавказцев как личность. Гр. С. Ю. Витте, к которому Воронцов-Дашков относился достаточно холодно, тем не менее не без зависти писал: «Это, может быть, единственный из начальников края, который в течение всей революции, в то время, когда в Тифлисе ежедневно кого-нибудь убивали или в кого-нибудь кидали бомбу, спокойно ездил по городу как в коляске, так и верхом, и в течение всего этого времени на него не только не было сделано покушения, но даже никто никогда еще не оскорбил ни словом, ни жестом». Конечно, Воронцов-Дашков прекрасно понимал всю опасность своего положения, которое воистину было хуже губернаторского. Террористами был убит его зять, московский градоначальник П. П. Шувалов, стал жертвой покушения управляющий одним из заводов Воронцова-Дашкова. Тем не менее Наместник Кавказа демонстрировал вызывающее пренебрежение охраной своей персоны. Разумеется, при всей своей личной храбрости Воронцов-Дашков был далек от бессмысленной удали. Просто еще со времен участия в кавказских и туркестанских походах в дни своей молодости он хорошо усвоил психологию восточных народов. Он беспощадно боролся с терроризмом и бандитизмом (что на Кавказе часто бывает одним и тем же) и все преступники понимали неотвратимость наказания. При этом Воронцов-Дашков мог проявлять милосердие к поверженным врагам. Воронцов-Дашков всем своим видом давал почувствовать, что именно он представляет на Кавказе Царя.

В сентябре 1915 78-летний Наместник покинул свой пост, выйдя в отставку. Он оставил умиротворенный край и победоносную армию, уже год бьющую турок в глубине неприятельской территории. Проживший всю жизнь в труде, Воронцов-Дашков совсем немного прожил в отставке. Он скончался в январе 1916, всего за год до падения русской монархии, которой служил, как и все его предки, верой и правдой.

(Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа)

Согласно высказанной просьбе Тамбовского казачества о увековечивании памяти графа Воронцова-Дашкова в Тамбове на месте расположения кадетских-казачьих классов (теперь Казачья кадетская школа имени графа И.И.Воронцова-Дашкова), 25 октября 2013 года был открыт памятник. Открытие памятного бюста началось с молебна и его освящения, которое совершил Высокопреосвященнейший Феодосий митрополит Тамбовский и Рассказовский.